Домой Новости Как Боткинская больница спасает пациентов с инсультами

Как Боткинская больница спасает пациентов с инсультами

21
0

Как Боткинская больница спасает пациентов с инсультами

Сон москвича Алексея Сотникова прервался неожиданно, от странного ощущения. Открыл глаза. На часах — 7.00. Попробовал встать, но не смог: вся левая половина тела словно отказала. Зовет маму на помощь — язык не слушается! «Скорая» немедленно везет мужчину в сосудистый центр. И хотя детальное обследование можно провести только в стационаре, опытные фельдшеры еще в машине понимают: это инсульт, и счет, вполне вероятно, идет уже на минуты.

Почему на минуты? «Инсульт, какой бы он ни был, — это угрожающее состояние, — объясняет замглавврача ГКБ имени Боткина, руководитель сосудистого центра Анна Комарова. — Опасность в том, что тот или иной участок мозга лишается кровоснабжения. И тут уже, как мы говорим, время — мозг. Чем раньше провести обследование и операцию, тем больше шансов, что проблемная область мозга полностью восстановится».

В «скорой», где находится больной, это прекрасно понимают. В режиме реального времени специалисты экстренной службы видят, насколько загружен тот или иной сосудистый центр Москвы. «Прежде всего надо увидеть свободный ангиограф, — рассказывает завотделением рентгенхирургических методов диагностики и лечения Александр Араблинский. — Ангиографическое обследование даст точную картину, где именно находится тромб, какой участок мозга лишен кровоснабжения».

Инсульт молодеет. И довольно часто мозговая катастрофа случается на фоне приема противозачаточных средств

Увидев свободный ангиограф, «скорая» едет по адресу нужной больницы. Как правило, в случае с инсультами это сосудистый центр — медучреждение, где весь процесс от первичной диагностики до операции и восстановления проходит в одном здании. Так, например, организовано все в Боткинской больнице, куда госпитализировали Алексея Анатольевича Сотникова. Как и все другие пациенты в подобных случаях, первым делом он попал в противошоковую палату. «Она так называется, потому что состояние наших больных довольно опасное, — продолжает Анна Комарова. — На этом этапе мы должны определить тип инсульта».

Как уже говорил доктор Араблинский, наиболее точную картину медикам дадут показания ангиографа. Помещение, где стоит аппарат, абсолютно стерильно. Вместе с докторами Боткинской мы надеваем защиту от рентгеновского излучения: хирурги смогут увидеть состояние сосудов пациента именно под рентгеном. Врач вводит в артерию контрастное вещество. «Вот она, область мозга, куда не поступает кровь», — сразу видит Александр Араблинский на своем мониторе за стеклом, отделяющим его от ангиографа. На экране даже мы, журналисты, видим прозрачные контуры сосудов. А рядом — полнокровные артерии, которым что-то мешает. Что именно, может разглядеть только профессионал. Диаметр артерии — всего 2-3 миллиметра. Перекрыть ее может почти микроскопический тромбик.

Обследование показало, что у Алексея Анатольевича — ишемический инсульт. То есть закупорка есть, а внутреннего кровотечения нет. Это один из самых удачных вариантов развития событий. «Пациент почувствовал себя плохо, ему тут же вызвали «скорую» — идеальный сценарий, такое не так уж часто встречается», — отмечает завневрологическим отделением для больных с острым нарушением мозгового кровообращения Александр Сотников. Теперь, чтобы благополучно проскочить эту ситуацию, надо определить тактику лечения.

«Сначала определяется терапевтическое окно, — говорит руководитель сосудистого центра. — Если с момента сосудистой катастрофы, как еще называют инсульт, прошло не более шести часов, можно успеть провести неотложные вмешательства». Вариантов, по сути, два. Первый — тромбоэкстракция, когда в артерию через небольшой прокол в бедре вводится катетер толщиной около 1,5 миллиметра.

«Мы как бы вытягиваем тромб наружу», — объясняет процедуру Александр Араблинский. Врач при помощи точнейших движений раскрывает сетчатую корзинку, словно паутиной окутывает тромб и выводит его из артерии. В ряде случаев тромб можно растворить без операции. Например, в случае с Алексеем Анатольевичем консилиум решил, что можно применить второй вариант терапии — тромболизис. «Рассчитываем количество вещества, растворяющего тромб, на вес пациента», — детализирует тактику лечения доктор Сотников, который уже вторые сутки подряд на ногах. Проходит два часа… Алексей Анатольевич спустя это время почувствовал себя здоровым. «Кровоснабжение восстановилось, всегда бы так быстро и легко все происходило», — говорит лечащий врач.

Тем временем на других этажах сосудистого центра Боткинской больницы решают, как бы пафосно ни звучало, вопросы жизни и смерти. «Инсульт молодеет, — констатирует Александр Араблинский. — Уже встречаются совсем молодые пациентки. Довольно часто мозговая катастрофа случается на фоне приема противозачаточных средств». И хуже всего, когда дело заканчивается геморрагическим инсультом. Происходит кровоизлияние в мозг, в этой ситуации приходится экстренно оперировать. Вскрывать череп больного и освобождать его от разлившейся крови.

Одна из таких пациенток сейчас находится в реанимации сосудистого центра при Боткинской больнице. Был момент, когда казалось, что девушку потеряют. Но сегодня она, еще находясь в реанимационной палате, потихоньку переходит к реабилитации. Занимается на велотренажере, который установлен прямо над ее кроватью на уровне ног. Пока что — полчаса в день, и аппарат сам задает траекторию движения. Но постепенно реабилитация сделает свое дело, и девушка восстановится.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here