Уральские заводы потратили миллиарды на экологические программы

В Свердловской, Челябинской и Курганской областях растет смертность от онкологических заболеваний. Одной из причин эксперты называют "экологическую усталость" промышленных регионов. Слишком много проблем досталось им в наследство от советских времен и немало накопилось за "новейшую историю".

Уральские заводы потратили миллиарды на экологические программы

- Экологические проблемы регионов УрФО надо решать… вчера, - признался полпред президента в УрФО Николай Цуканов.

С чего же начать - с почвы, воздуха или воды?

Эксперты называют "экологически напряженным" весь Уральский федеральный округ. Правда, в каждом регионе - своя "болезнь". Например, для Среднего Урала в зоне максимальных экологических рисков почва и воздух, проблемы с атмосферой также в Челябинской области и ЯНАО, в Зауралье загажены воздух и вода, в Югре особенно напряженная ситуация с питьевой водой. Каждый из этих факторов может оказать на здоровье людей буквально фатальное влияние. Прежде всего речь идет о загрязнении воздуха, почвы и воды тяжелыми металлами и токсическими веществами. Плюс другие риски (например, в округе отмечен высокий уровень заболеваемости описторхозом, одна из причин которой, по мнению экспертов, кроется в отсутствии государственного надзора за водоемами).

Дышите - не дышите

Самые загрязненные в УрФО Свердловская, Челябинская, Курганская области. В майском указе президента РФ, где экология выделена в отдельное направление работы, три города - Магнитогорск, Нижний Тагил и Челябинск - названы территориями с очень высоким уровнем загрязнения воздуха. Критическая ситуация здесь сложилась не вчера, она исторически была предопределена высокой концентрацией промышленного производства. Сегодня положение усугубляют еще и выбросы автотранспорта - в целом по УрФО они увеличивают загрязнение воздуха на 59 тысяч тонн. На многих территориях есть и особые, местные факторы риска - вроде старых угольных котельных в Челябинске, принадлежащих финскому энергоконцерну. Спасение одно - переводить автотранспорт, котельные и предприятия на газ. Кстати, сегодня в округе только 12 процентов легковых автомашин и 18 процентов общественного автотранспорта используют голубое топливо.

Критическая ситуация на Урале сложилась не вчера, она исторически была предопределена высокой концентрацией промышленности

Подсчитано, что на долю промышленности в Нижнем Тагиле и Магнитогорске приходится более 80 процентов выбросов загрязняющих веществ, в Челябинске - 45. Между тем в границах санитарно-защитных зон промышленных предприятий проживает более 400 тысяч человек, из них 355 тысяч в Свердловской области и 35 тысяч - в Челябинской. По данным Роспотребнадзора, факторы, связанные с загрязнением окружающей среды, провоцируют почти 40 процентов болезней жителей неблагополучных территорий промышленных регионов.

- Частный бизнес должен предложить меры по снижению выбросов, - заявил полпред на недавнем окружном совещании по экологии в Екатеринбурге. - Кроме того, необходимо провести независимый аудит работы предприятий 1-й категории опасности по степени воздействия на окружающую среду.

Грязь уходит в землю

Свою лепту в общую техногенную нагрузку вносят многочисленные свалки промышленных и бытовых отходов. Только за 2017 год, по данным надзорных органов, в УрФО было образовано около трех миллионов тонн твердых коммунальных отходов, из них утилизировано лишь шесть процентов. Остальные 94 остаются на свалках и полигонах - разлагаются, проникают в почву и грунтовые воды и в итоге поступают в организм человека с дарами природы.

Не менее губительное воздействие на почву оказывают закрытые, но от этого не менее опасные горные выработки, число которых на территории округа даже трудно подсчитать - от Карпушинского, Левихинского, Дегтярского рудников в Свердловской области до заброшенных шахт в южноуральских Карабаше и Копейске.

Итог логичен: доля "плохих" проб почвы в жилых зонах и зонах отдыха хотя постепенно и снижается, все же в трех регионах округа по-прежнему значительно превышает общероссийский показатель (4,8 процента). В Челябинской области в прошлом году он равнялся 20,8 процента, в Свердловской - 16,9, в Курганской - 7,5. В Югре общие цифры в пределах нормы, но там нередки локальные загрязнения почвы - разливы нефти и нефтепродуктов, вызванные в том числе авариями на трубопроводах.

Не менее сложное положение с водой, причем повсеместно. А в Свердловской  и Челябинской областях за последние два года ситуация даже ухудшилась. Речь идет в том числе и об удручающем состоянии водопроводных сетей, ведь зачастую "обогащение" питьевой воды вредными примесями происходит именно в процессе ее транспортировки по ржавым трубам.

Завод спасет природу

Ответ на вопрос "Кто виноват?" в общем-то давно известен. Из 300 российских промышленных предприятий-загрязнителей 74 находятся в УрФО. Понятно, что в их числе крупнейшие заводы Большого Урала, прежде всего металлургические. На повестке сегодня другой вопрос: что делать с нарушителями? Останавливать производства - не вариант: кто же тогда наведет порядок и, главное, на какие деньги?

Лучшим способом решения проблемы экологии является устойчивая работа промпредприятия

- Лучшим способом решения проблемы экологии является устойчивая работа предприятия, - считает гендиректор горно-металлургического холдинга Андрей Козицын. - На природоохранные мероприятия мы затратили три миллиарда рублей. Подписано соглашение с контролирующими органами - с конкретными сроками. И оно работает. Мы убрали самую высокую дымовую трубу в Европе, сейчас перерабатываем старые шлаки, копившиеся на предприятиях с 1934 года.

Миллиардные суммы затрат называют и руководители других "китов" промышленности, доказывая общественности: винить во всех экологических бедах бизнес не стоит. Это действительно так: большинство крупных предприятий и холдингов волей-неволей стали социально и экологически ответственными - вкладывать средства в модернизацию очистных сооружений нынче экономически более целесообразно, чем платить за превышение квот на выбросы. Так, благодаря экологическим программам бизнеса предотвращенный экономический ущерб в УрФО в 2017 году составил 8,3 рубля на каждый рубль затрат, а в части снижения уровня профзаболеваемости - 5,1 рубля.

В общем, руководители крупных заводов готовы работать "на экологию", прекрасно понимая, что работают таким образом на себя. Чего не скажешь о загрязнителях из числа малого и среднего бизнеса - здесь и контроль не столь строгий, и денег на защиту окружающей среды просто нет. Что делать с небольшими предприятиями, не знают ни чиновники, ни контролеры: ужесточение экологических требований для большинства из них равносильно остановке производства.

К тому же даже запечатав дымящую трубу, значительного результата не добиться: это невозможно без сокращения выбросов автотранспорта, ликвидации свалок, организации переработки опасных отходов. В общем, двигаться надо одновременно во всех направлениях и как можно быстрее. По словам Николая Цуканова, решить экологические проблемы можно только при комплексном подходе со стороны госвласти, бизнеса и общественных организаций на основе социально-стратегического партнерства, и это тот случай, когда привычные словосочетания имеют реальный смысл.

Тем временем

Промышленники региона с тревогой ждут 1 января 2019 года, когда стартует выдача экологических разрешений: кто и как будет их выдавать, до сих пор непонятно. Впрочем, как заверил бизнес министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин, "никто не хочет останавливать предприятия, такой цели нет": требование получения разрешений коснется лишь вновь созданных предприятий.

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *