Домой Новости Как журналистка «РГ» училась выживать в горах Кавказа

Как журналистка «РГ» училась выживать в горах Кавказа

22
0

Как журналистка РГ училась выживать в горах Кавказа

Думаете, иметь крепкие ноги и вгрызающиеся в снег ботинки достаточно, чтобы штурмовать пики Северного Кавказа? А вот и нет. Соскользнув с тропы вниз, да еще с увесистым рюкзаком за плечами … только и увидишь лишь закружившуюся перед глазами землю.

Как журналистка РГ училась выживать в горах Кавказа

Как правильно «зацепиться» на горном склоне, выбивать ступени в снегу, доходящем чуть ли не по пояс, преодолевать скальные стены и многое другое, узнала корреспондент «РГ» на учебно-тренировочных сборах краснодарского туристского клуба «Крокус», которые прошли на плато Лагонаки в Адыгее.

С высоты птичьего полета оно напоминает равносторонний треугольник, обращенный клином к югу в сторону Сочи. Наветренные равнины здесь иссечены узкими ущельями и межгорными котловинами, а его географический узел составляет массив из гор Фишт (2868 м), Оштен и Пшеха-Су.

Зимние сборы «Крокуса», или кратко ЗСК, — традиционное мероприятие клуба, созданного группой энтузиастов почти 45 лет назад. Песни у костра, долгие ночи в теплой палатке с буржуйкой, возможность поесть снег, умываться и вымыть посуду… — все это перемежается с занятиями и лекциями по технике туризма.

— Итак, сегодня будем учиться зарубаться на крутом склоне! — объявил на первом занятии Алексей Левченко, руководитель сборов.

Мы растянулись в линию, в руках — ледорубы, повернутые алюминиевыми лопатками вперед. Этот инструмент — главный помощник туриста: на него можно опираться вместо альпенштока, он обеспечивает дополнительную страховку, позволяет задержаться при падении.

— Бывает, на маршруте вдруг что-то пошло не так… — продолжает Леша. — Закружилась голова, оступился, упал и поехал вниз по осыпи. И единственный шанс на спасение — ледоруб. Нужно быстро вбить его клювом в рельеф. Причем со всей силой, прижимая к земле телом.

С техникой осторожного катания пришлось распрощаться на следующее утро, когда мы поднялись на высоту под две тысячи метров. Для учебы выбран нависающий северный склон бе- зымянного гребня. Опытные товарищи страхуют нас возле торчащего камня — своего рода условный рубеж, за который лучше не перелетать.

Большинство ЧП случается  из-за недостаточного опыта и нахождения на трассах, не соответствующих уровню катания

…Съезжаю по пропаханному предыдущим участником желобку (скорость нарастает) и, — ух! — развернувшись лицом к склону, вбиваю железо в снег. К удивлению, клюв только чертит бороздку, обеспечив мягкую посадку недалеко от пресловутого камня.

— При реальном срыве считай, что улетела в пропасть, — подытожил участник сборов Женя.

Долго не удавалось совладать с ледорубом в такой ситуации. «Отлично!» — услышала лишь в конце, когда летела в связке (несколько человек, связанных одной веревкой для безопасного прохождения сложного горного рельефа) с двумя напарниками. Этот срыв получился максимально реалистичным: на скоростном спуске мы смешались в кучу, но все зарубались изрядно.

Отряхнувшись, поднимаемся наверх. Чтобы не провалиться в снег, отрабатываем подъем «на три такта в лоб» — вбиваем перед собой ледоруб по самую головку и вытаптываем носком ботинка ступеньку.

Так мы тренировались всю неделю. Ходили в альпинистских кошках на фирне. Тактика хождения в них напомнила лунную походку космонавта — ноги ставишь параллельно друг другу и полной стопой. Поднимались по веревке на жумаре (зажим с ручкой) по скальному участку и таким же путем возвращались обратно. Организовывали переправу пострадавшего через пропасть и даже со страховочным усом прошлись в темноте по засыпанному снежком бревну.

Но самое главное правило, которое я зарубила на носу, — в горах важны не мускулы, а голова, ведь всегда может что-то пойти не так. Приведу простой пример: возвращаемся с учебных занятий — надвигается вечер, до лагеря идти пять минут. Однако проходит десять, пятнадцать минут, а стоянки все нет.- Заблудились? — многозначительно спрашивает Леша у ведущего, который достал навигатор.

— Нет, просто нужно чуть ниже спуститься, — невозмутимо ответил он.

В общем, после продолжительной экскурсии по лесу в лагерь мы пришли в сумерках. Оказалось, наш турист предпочел пойти новой тропой, вместо того чтобы возвращаться по старым следам. Мораль сей басни такова: короткая дорога — та, которую знаешь. Никогда нельзя недооценивать горы.А последняя ночь сборов обернулась настоящим приключением. Весь вечер Леша заговорщически совещался с бывалыми туристами в своей палатке.

— Затевается что-то экстремальное… — делились догадками коллеги.

И вот это экстремальное наступило. Разбившись на две команды, мы на скорость сооружали факел из подручных средств, выпили по глотку ароматного чая из носков. А ближе к полуночи оказывали помощь туристу, неудачно сходившему к ручью за водой, — спасработы заняли два часа. И когда все завершилось, еще долго не могли уснуть, все хотели обменяться впечатлениями, понимая, что завтра, увы, придется возвращаться домой.

Драма на маршруте N 30

Опытные инструкторы часто повторяют: аварии с туристской группой в местах редких посещений — несчастливая случайность, а вот в местах частых посещений — печальная статистика. В 1975 году всех потрясла трагедия, произошедшая девятого сентября на знаменитом всесоюзном плановом маршруте N 30 (поселок Гузерипль — приют Фишт — Солох-аул — Дагомыс): на хоженых тропах, с которыми справлялись даже дети, погиб 21 человек. Главная причина — отсутствие опыта и знаний у инструкторов-студентов, как вести себя в экстремальной ситуации.

Утром, выйдя с опозданием на маршрут, никто не обратил внимания на усиливающиеся порывы ветра, запах снега и побелевшие склоны гор. Когда дождь сменился ледяной крупой, а видимость резко ухудшилась, инструкторы стали совещаться с группой — как быть дальше. Это стало своего рода точкой невозврата: мнения разделились, поднялась паника и новые «лидеры» — крепкие парни с армейской подготовкой за плечами — увели большую часть людей в сторону леса. В слепой кутерьме туристы теряли друг друга из виду, кто-то, сойдя с тропы, срывался вниз по склону, увязал в снегу, попадал в балку и замерзал. Позже укрывшиеся в лесу «лидеры» просто игнорировали доносившиеся призывы о помощи. Более того, чтобы согреться, они стаскивали теплую одежду с женщин.

— При анализе трагических ситуаций в горах можно выделить несколько важных моментов. Во-первых, разделение группы. Во-вторых, тактическая неграмотность — неправильная организация движения на маршруте, времени отдыха и перекусов. Но главная опасность таится в положительном опыте походов, когда инструктор теряет контроль над своими мыслями, идет расслабленно, вместо того чтобы смотреть по сторонам и думать о тех, кто идет за ним, — говорит мастер спорта по горному туризму и руководитель Центра горной подготовки Андрей Свитка.

С высотой не шутят

На склоны Эльбруса и Красной Поляны каждый день устремляются тысячи туристов. О главных правилах поведения на горнолыжных склонах сотрудник пресс-службы ЮРПСО МЧС РФ Юлия Алексеева попросила рассказать спасателя международного класса Вячеслава Иващенко.

Оборудование должно соответствовать вашему уровню катания. Обязательно наличие защитного шлема.

С собой необходимо взять перевязочные материалы — бинт, лейкопластырь. У многих людей при наборе высоты начинаются проблемы с давлением, поэтому стоит захватить хотя бы таблетку цитрамона.

Обязателен заряженный телефон. Если что-то случилось, единственной связью с внешним миром будет мобильник, в который нужно забить номер службы трасс курорта.

Все трассы на курортах промаркированы, обозначены сетками, вешками. За их границы лучше не выезжать: на трассе вы можете рассчитывать на своевременное оказание помощи.

Травмируются горнолыжники чаще всего во второй половине дня, потому что туристы устали, да и трассы уже разбиты. Большинство ЧП случается из-за недостаточного опыта катания и нахождения на трассах, не соответствующих уровню катания.

Если все-таки собрались покататься вне трасс, то для этого есть специально отведенные безопасные места. Иначе вы становитесь «черным фрирайдером», нарушающим правила нахождения на курорте.

И, самое главное, катайтесь в группе, не в одиночку. Если вы после неудачного падения окажетесь даже под небольшим слоем снега, установить место падения даже при наличии специальных датчиков бывает трудно.

Опасное соло

Альпинист чудом выжил после падения с Эльбруса.  Восходитель из Минска в одиночку отправился штурмовать высочайшую гору Европы, но на маршруте не рассчитал силы и сорвался с высоты 4800 метров, серьезно травмировав грудную клетку. Его эвакуировали сотрудники Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда. Место обнаружили быстро, так как минчанин зарегистрировал маршрут в МЧС. Альпиниста спустили на поляну Азау и передали медикам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here