Домой Новости На Урале свинокомплекс отравил жизнь обитателей близлежащих сел

На Урале свинокомплекс отравил жизнь обитателей близлежащих сел

9
0

На Урале свинокомплекс отравил жизнь обитателей близлежащих сел

В Уральском федеральном округе не утихают скандалы вокруг ликвидации отходов животноводческих и птицеводческих предприятий. За лето акции протеста вспыхивали в трех областях, где расположены крупные свинофермы и птичники. Главная претензия жителей — надоело терпеть вонь и гонять мух, стандартный ответ сельхозпроизводителей — неприятного запаха при промышленном производстве мяса и яиц избежать невозможно. К тому же в стране нет ни нормативов, регулирующих уровень «амбре», ни технологий, способных устранить проблему. Так ли это, выясняли корреспонденты «РГ».

На Урале свинокомплекс отравил жизнь обитателей близлежащих сел

Утонули в лагунах

Установить в течение восьми месяцев четкие границы санитарно-защитной зоны (СЗЗ) и выполнять программы контроля состояния атмосферного воздуха обязала недавно коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда руководство свинокомплекса "Уральский" (дочернее предприятие Сибирской аграрной группы). Первое решение с такой же формулировкой было вынесено Богдановичским судом еще летом 2016 года. Но юристы предприятия три года добивались отсрочки выполнения требований природоохранного законодательства. Они ссылались то на отсутствие "методик выполнения измерений" и аккредитованных для этих работ лабораторий, то на сложности установления санитарно-защитной зоны. Но очередная попытка перенести выполнение экологических требований провалилась: суд счел, что веских оснований для третьей корректировки срока нет.

К тому времени терпение лопнуло и у жителей нескольких поселений Камышловского района (деревни Борисова, Володинское, поселок Октябрьский), расположенных близ отделений свинокомплекса. Точнее — бок о бок с лагунами-отстойниками, куда перегоняются свежие отходы.

— Если ветер дует в нашу сторону, дышать невозможно, от аммиака глаза ест. Белье сушиться на улицу не вывешиваем: запах потом ничем не вывести. Форточки не открываем, — наперебой рассказывали нам жители поселка Октябрьского, что находится в полутора километрах от отстойников.

Селяне, от пенсионеров до школьников, собрались на стихийный сход в надежде, что хоть кто-то их выслушает. У некоторых местных жителей соседство с "флагманом регионального АПК" буквально перечеркнуло жизненные планы. Семья Симоновых, приверженцы экологического подхода, 15 лет назад продали городскую квартиру, купили в чистом поле близ деревни Борисовой участок земли и построили дом: чистый воздух, рядом река… Но вскоре поблизости выросли первые корпуса свинокомплекса, и все изменилось.

— Раньше из реки пили, а сейчас там и рыба сдохла. Дети как-то искупались, раздражение по коже пошло. И на улице с внуками не погуляешь — тошнотворный запах. Съехать бы отсюда, но при такой экологии никто не возьмет справный дом даже даром, — поделилась своей бедой Татьяна Симонова.

За утечку отходов третьего класса опасности директору был назначен штраф в размере… 13 тысяч рублей, а эколог свинокомплекса отделался наказанием в 10 тысяч

Пару лет назад жители Борисовой еще пытались бороться, закидывали жалобами надзорные органы. Проверка Камышловской межрайонной прокуратуры летом 2017 года подтвердила, что из переполненных отстойников вонючая жидкость ручьем бежит в ближайшую речку Большая Калиновка, дальше по течению — в реку Пышма, к санаторию "Обуховский". За утечку отходов третьего класса опасности (к такой категории причисляют навоз) директору предприятия был назначен штраф в размере… 13 тысяч рублей, а эколог свинокомплекса отделался наказанием в 10 тысяч.

Интерактивная "роза"

В день нашего приезда в Камышловский район эти самые отстойники хоть и ядрено пахли, но были почти пусты. Только в одном коричневое содержимое вздувалось пузырями: из трубы, идущей от свинокомплекса, в нее поступала навозная жижа. Подобные подземные артерии расходятся от корпусов к 16 лагунам. Каждый искусственный пруд с отходами объемом от 7 до 16 тысяч кубометров. Содержимое должно отстаиваться в накопителях под открытым небом в течение шести месяцев. Затем жидкую фракцию откачивают насосами и вносят в качестве удобрения на поля. Такая технология переработки отходов свиноводства — типичная для нашей страны, когда возводился "Уральский", она считалась современной и была заимствована у датчан.

В следующем году в связи с расширением производства добавится восемь новых отстойников. "Аромат" на территории площадью десятки гектаров и сегодня невыносимый, особенно в весенне-летний период, в зависимости от направления ветра он накрывает то одну, то другую деревню. В день нашего визита вонь несло на Октябрьский. Управлять ветром никто еще не научился, но селяне уверены: уменьшить запах реально. Один из инструментов — обустроенная по всем правилам санитарно-защитная зона.

— Пока здесь нет даже элементарного. По ГОСТу предусмотрено, что территория должна быть огорожена и отделяться лесополосой шириной не менее 10 метров. Кроны блокируют ветер, соответственно, и для запаха будет преграда, — говорит юрист Сергей Тетерин, защищающий интересы селян. — К тому же в СЗЗ предусмотрен постоянный контроль состояния воздуха и почвы — достоверная фиксация нарушений ПДК вредных веществ, в том числе аммиака.

В ГОСТах также предусмотрено, что предприятие при работе с отходами должно учитывать "скорость движения ветра и его направление". Насколько это реально, в этом году решили испытать в Томской области, где близ областного центра расположен крупный свинокомплекс той же аграрной группы. После того как томичи в прошлом году завалили департамент природных ресурсов жалобами, в регионе разработали геоинформационную систему "Запах". На интерактивную карту нанесли 24 производственные площадки семи предприятий, имеющих в составе выбросов вещества, обладающие неприятным запахом: сероводород, аммиак и метилмеркаптан. С помощью карты и данных о силе и направлении ветра "можно обнаружить ближайший источник зловония и сообщить об этом в контролирующие органы", пояснили "РГ" в обладминистрации. Кстати, руководство Томского свинокомплекса эксперимент поддержало.

Селяне уверены: уменьшить запах реально. Один из инструментов — обустроенная по всем правилам санитарно-защитная зона

Их коллеги из "Уральского" тоже согласны, что запах — "сильный раздражающий фактор", и заявили о готовности подкорректировать технологию работы с отходами.

— Со следующего года мы изменим способ внесения жидких удобрений на наши поля. До сих пор они распылялись над поверхностью пашни и, соответственно, запах разносился ветром. Сейчас будем внедрять внутрипочвенные технологии глубокого внесения. Для этого предприятие закупает специальную технику, выделены дополнительные инвестиции, — рассказал "РГ" директор предприятия Владимир Стогний.

Проявить чуткость

— Безусловно, неприятные запахи влияют на качество жизни людей. Но проблема в том, что в стране не существует законодательно установленных экологических нормативов запаха, — пояснила "РГ" пресс-секретарь управления Роспотребнадзора по Свердловской области Анна Ожиганова. — При исследовании воздуха на границе СЗЗ учитывается только содержание отдельных веществ, которые, собственно, и вызывают запах. Например, азот, аммиак, сероводород. Если по этим показателям фиксируется превышение ПДК, следует наказание.

В то же время во многих странах мира уже давно введены нормативы, определяющие допустимые рамки. Главные признаки превышения — раздражение, дискомфорт. Правда, стандарты везде разные. В Германии, к примеру, идут от расстояния: если в 500 метрах от открытого хранилища компоста ощущается запах, к предприятию предъявляются претензии. В Калифорнии надзорные органы начинают действовать, если в течение трех месяцев хотя бы десять местных жителей обратились с жалобами. В Дании показатели за пределами санитарной зоны должны быть в десятки раз ниже, чем в ее границах.

Еще в начале нулевых годов, когда в стране стало активно развиваться промышленное животноводство, все нормативы были переведены на русский язык, эксперты в области экологии предложили надзорным органам внедрить у нас зарубежный опыт. Решение не принято до сих пор, хотя в 2012 году Министерство природных ресурсов и экологии РФ рекомендовало регионам эти наработки использовать.

Эксперты предполагают, что рано или поздно такие документы в стране будут приняты. Главное, подчеркивают сельхозпроизводители, — нормативы и методики должны быть бесспорно четкими, а ограничительные требования вводиться осторожно и плавно, чтобы не убить производство. Иначе они скажутся на рентабельности и в итоге на цене продукции.

Селяне уверены: уменьшить запах реально. Один из инструментов — обустроенная по всем правилам санитарно-защитная зона

Не делить запах на молекулы

мнение

Владимир Цибульский, начальник лаборатории ольфактометрического анализа запахов НИИ Атмосфера:

Существует система гигиенического нормирования выбросов в атмосферу, которая заключается в том, что по определенным загрязняющим веществам установлены предельно-допустимые концентрации (ПДК) содержания их в воздухе и должен быть контроль ПДК на границе санитарно-защитных зон предприятий, которые такие вещества в атмосферу выбрасывают. Превышать ПДК нельзя. Если предприятие нарушает это требование, его штрафуют, обязывают принять меры.

Но есть ситуации, когда предприятие не нарушает гигиенические нормы — на границе его санитарно-защитной зоны нет превышения ПДК контролируемых веществ, а люди страдают от неприятного запаха, лишаются комфортного существования. Именно в таких случаях, когда система гигиенического нормирования не справляется с сильно пахнущими веществами, в качестве дополнительной меры за рубежом действует система исследования и нормирования запахов в целом.

Выработка норматива запахов — это компромисс между бизнесом, местным населением и региональной властью

Почему в целом? Потому что, во-первых, предприятия выбрасывают сотни веществ, обладающих запахом. Контролировать и нормировать все и сложно, и дорого. Во-вторых, когда эти вещества оказываются в атмосфере, они химически взаимодействуют и одно с другим, и с веществами, содержащимися в самом воздухе, — образуются новые соединения, которые порождают свои запахи. Поэтому был выработан метод, позволяющий определить и измерить запах именно в целом. Это ольфактометрия. Тут единица измерения не миллиграмм вещества в метре кубическом, как в системе гигиенического нормирования, а единица запаха в метре кубическом. Эта единица установлена, действует во всем мире.

Для того чтобы система нормирования запахов заработала в России, нужно, чтобы региональные власти могли устанавливать соответствующие нормативы для своих предприятий. Почему именно так? В гигиенической системе нормативы обязательны к исполнению на всей территории страны, поскольку они касаются конкретных веществ, которые остаются таковыми, где бы ни выбрасывались. А запах даже на одной территории может быть разным, в зависимости от температуры, влажности воздуха, направления ветра, не говоря о разных районах. Поэтому норматив должен устанавливаться на конкретном участке и для конкретного предприятия. И таким образом, чтобы предприятие, с одной стороны, могло существовать, с другой — не генерировало такие уровни запаха, которые бы воспринимались населением как абсолютно нетерпимые. Выработка такого норматива — это компромисс между бизнесом, местным населением и региональной властью.

На федеральном уровне решение о системе нормирования запаха пока не принято. И в этом основная проблема. Но в 2019 году вышло Постановление правительства РФ от 13 февраля 2019 года № 149, предусматривающее возможность разработки проекта норматива качества в инициативном порядке органами исполнительной власти субъектов РФ и местного самоуправления с последующим рассмотрением комиссией, создаваемой Министерством природных ресурсов и экологии РФ. Этот документ позволяет региональной власти подготовить норматив по запахам в атмосферном воздухе и установить его. Для этого все есть: приборы, методы контроля. Нужен пилотный проект, но, увы, никто не хочет взять на себя ответственность стать первым.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here