Домой Новости «РГ» помогла пенсионерке найти потерянных родственников

«РГ» помогла пенсионерке найти потерянных родственников

18
0

РГ помогла пенсионерке найти потерянных родственников

В редакцию пришло письмо из города Волжского Волгоградской области. Его со слов 86-летней Глафиры Егоровны Ремарчук написала Людмила Николаевна Рослякова.

РГ помогла пенсионерке найти потерянных родственников

Действовать быстро заставила приписка: "Прошу Вас помочь Глафире Егоровне, если это возможно. Моя душа разрывается от сострадания к ней".

Рассказать о судьбе отца

Глафира Егоровна, пишет автор, очень хочет найти свою сестру и постоянно плачет. Последний раз они виделись в 1988 году на похоронах матери, на которые сестра Вера приехала из Владивостока. Потом переписывались, но в 2013-м переписка оборвалась. Письма из Волжского в далекий город у Японского моря стали возвращаться. Пару лет назад добрые люди помогли Глафире Егоровне заполнить анкету на сайте телепрограммы "Жди меня" — она попыталась найти сестру через популярную передачу. Надежды были напрасными, никакой информации не последовало.

До войны семья Глафиры и Веры, у которых были еще брат Илья и сестра Мария, жила в Брянской области в селе Радчино. С началом Великой Отечественной отец ушел в партизаны. И за это на семью донесли. "Немцы забрали мать и нас, четверых малолетних детей. Мать работала на принудительных работах. А нас четверых немцы постоянно возили с собой, используя как живой щит. Они боялись партизан и нами ограждались", — вспоминала Глафира Егоровна.

Освободили их советские войска при наступлении. Чудом остались живы все дети и мать. А вот о партизанившем отце не было никаких известий вплоть до недавнего времени. Спустя десятилетия из Германии пришло сообщение, что отец семейства погиб в концентрационном лагере.

Собственно, это и послужило поводом для Глафиры Егоровны начать активные поиски сестры — она тоже должна узнать о судьбе отца. Вся информация, которой располагала пожилая женщина из Волжского, — адрес Веры во Владивостоке: улица Карамзина,13, ее фамилия по мужу — Ефремова, и года рождения племянников Владимира и Юрия. Указанные, к слову, неверно. Так что вряд ли в поисках родственников помогло бы обращение в официальные структуры.

Дружите с соседями

Да, во Владивостоке есть улица Карамзина в квартале писательских улиц: Огарева, Щедрина, Гоголя, Державина… Это самый центр города, некогда состоявший из частных деревянных домов. Сейчас здесь земля "золотая". Если кому удается ее выкупить — сразу же строит коттедж, а то и многоквартирный дом или офисное здание.

Иду по улице Карамзина, она очень укоротилась, осталось только несколько домов с начальными номерами. Далее все разрыто, и эта перекопанная часть ведет в тупик. Но надежду на то, что направление поиска верное, дал почтовый ящик. Такой на все дома улицы ставили в ее начале, чтобы почтальону не приходилось пробираться к каждому строению. На нем едва проглядывал адрес — Карамзина,13.

Даже программа "Жди меня" с ее опытом поиска людей не смогла сделать то, с чем справилась "РГ"

К самому же дому, вернее, к тому, что от него осталось, не подъехать и не пройти. Он зажат между автозаправочной станцией, кафе, автомастерской, строящейся церковью и еще каким-то недостроем.
Только приехав сюда в третий раз, смогла встретить на улице бывшего соседа семьи Ефремовых. Он-то и рассказал: дом №13 сгорел, Вера Егоровна скончалась, у ее сына Владимира случился инсульт, и его какое-то время поддерживал младший Юрий. А вот где сейчас братья и живы ли, он не знал. Зато помог другой сосед, в калитке которого я оставила записку с номером телефона и просьбой "Пожалуйста, позвоните в "Российскую газету". Вот он и дал номер телефона своего бывшего соседа Юрия.

Подробности письмом

Еще при телефонном разговоре Юрий с удивлением узнал, что его ищут, порадовался, что тетка Глафира Егоровна жива, и примчался в редакцию "РГ" во Владивостоке на следующее утро.

— Почему письма возвращались? Я ничего не получал, — удивлялся он, читая пришедшее в редакцию послание. — Надо же! А мать рассказывала, что они сами сбежали во время бомбежки, — это мысли вслух к воспоминаниям Глафиры Егоровны, как четверо малолетних детей были освобождены нашими солдатами. "Даты рождения наши неверные, перепутала", — сожалел он.

Еще подтвердил, что его мамы Веры Егоровны, которую разыскивала сестра Глафира, уже нет в живых, в декабре 2018-го не стало и брата Владимира.

Свою долю земли под сгоревшим домом Юрий продал. Купил на вырученные деньги участок в другом районе Владивостока и уже там построил дом. Работает, занимается ремонтом автомобилей. Я взяла с него клятвенное обещание позвонить в Волжский.

— Звонил, звонил! С Глафирой Егоровной разговаривал. Она разволновалась, конечно. Но успокоилась хотя бы тем, что теперь знает про судьбу родных. Разговаривали недолго, бабушка попросила отца все подробно описать в письме, — отчитался сын Юрия Михаил.

Он, кстати, пытался найти родных самостоятельно, делал запросы в разные организации. Но тщетно. Поиски с помощью нашей редакции оказались успешнее.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here