Домой Новости В Омске мать ребенка, затравленного в школе, обвинили в экстремизме

В Омске мать ребенка, затравленного в школе, обвинили в экстремизме

16
0

В Омске мать ребенка, затравленного в школе, обвинили в экстремизме

В городе Омске есть представительство «Российской газеты». Недавно им занялись местные правоохранители. Журналиста Наталью Граф проверяет Центр по противодействию экстремизму УМВД Омской области — повестки, допросы, экспертизы…

В Омске мать ребенка, затравленного в школе, обвинили в экстремизме

Делает это Центр по требованию областной прокуратуры, которую настоятельно попросила разобраться с сотрудником "РГ" несуществующая в природе организация под названием "Родительский комитет "Росток". О том, что заявитель фиктивный, омские правоохранители знают. Очень похоже, что они еще и догадываются, кто стоит за попыткой расправиться с журналистом руками правоохранительных органов Омской области. Но молчат.

История появления доноса незамысловата. У сына нашей сотрудницы в школе, точнее, в омской гимназии N62, возник конфликт с учительницей. Миром уладить проблему не удалось, и маме пришлось обратиться в местный департамент образования. Что полностью соответствует существующим нормам и правилам. В департаменте ситуацию изучили и пришли к выводу, что в конфликте виноват педагог.

Однако такой вывод уже не понравился в гимназии, мальчишку банально затравили с подачи учителей. Травля была классическая и закончилась для ученика на больничной койке. После лечения ребенок категорически отказался возвращаться в гимназию и сейчас учится в другом учебном заведении. А мать справедливо и в полном соответствии с законом обратилась с иском в суд за компенсацией материальных затрат на лечение сына. Хотя, судя по сумме (5 тысяч рублей), речь скорее идет о компенсации моральной.

Казалось бы, логичнее всего ответчику было бы заключить мировое соглашение, заплатить и забыть. Но посчитавшая, видимо, себя обиженной таким требованием сторона решила действовать иначе. И вскоре в местную прокуратуру поступило заявление от "Родительского комитета "Росток", в котором журналистку обвинили в совершении преступления: "Пропагандируя оружие, Н. Граф демонстрирует явно экстремистские наклонности… разжигает ненависть… распространяет ложную информацию".

Правоохранители Омской области бросились работать по этому заявлению не покладая рук. Что понятно, ведь галочка за раскрытие преступления "экстремистской направленности" дорогого стоит.

Их пыл не охладил даже тот факт, что, как показало расследование, проведенное "Российской газетой", организации "Родительский комитет "Росток" в природе не существует. В самой гимназии N62 заявляют, что никакого "Ростка" у них и в помине не было. В городском департаменте образования о таком родительском комитете никогда не слышали. Мало того, в самом Центре по противодействию экстремизму УМВД Омской области "Российской газете" сообщили, что и они в результате проверки тоже выяснили: "Родительский комитет "Росток" — фикция. Несмотря на это, с журналисткой "Российской газеты" в Центре продолжают активно "работать", вызывая в том числе регулярно на допросы. А вот автора клеветнического доноса никто не ищет. Хотя клевета — уголовное преступление.

Морально этическая оценка действий авторов анонимки очевидна. Вопросы возникают к правоохранителям.

Государство тратит немалые деньги из бюджета на борьбу с экстремизмом и терроризмом. Что оправдано. Это страшное зло, которое требует тяжелой работы и настоящих профессионалов. В нашем же случае в Омске эти силы и умения тратятся не по назначению, за счет казенных денег и руками сотрудников правоохранительных органов кто-то, как можно скорее всего предположить, решил свести личные счеты. И приходится признать, что это у кого-то прекрасно получается. Удается хорошо "построить" тех, кто по закону обязан бороться с экстремизмом, и те, в свою очередь, начинают давить на гражданина, даже понимая, что их просто используют.

Основания для такого предположения представить нетрудно. Следите, как говорят в цирке, за руками. Точнее — за датами. Донос несуществующего "Родительского комитета "Росток" появляется в прокуратуре Омской области 30 июля этого года. В тот же день он был не только получен, но и прочитан несколькими нерядовыми сотрудниками прокуратуры, которые оставили на нем свои указания. Расшифровать в "РГ" смогли лишь размашистую роспись начальника отдела по защите прав несовершеннолетних Светланы Панасюченко. В тот же день, 30 июля, на анонимном заявлении появляется штамп, что оно "предварительно рассмотрено". И в тот же день бумага уходит в Центр по противодействию экстремизму УМВД Омской области. Повестка из Центра с вызовом на допрос приходит журналисту спустя несколько дней.

В прокуратуре Омской области объяснили корреспонденту "РГ", что они сами сообщения о преступлениях не рассматривают, а лишь по инструкции Генеральной прокуратуры в семидневный срок отправляют заявление тем, кому положено. Такая вот чисто техническая работа. На вопрос же "РГ" о причинах столь высокой скорости прохождения анонимки по прокурорским коридорам, корреспондента послали в пресс-службу Генеральной прокуратуры.

И мы туда, конечно, обратимся. И не только в пресс-службу. Потому что нам очень интересно, кто все-таки придал бумаге от несуществующей организации столь стремительное ускорение. Тем более что, судя по письмам читателей "Российской газеты" из Омской области, с другими жалобами и заявлениями граждан в здешних правоохранительных органах работают далеко не столь оперативно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here