Домой Новости В алтайском селе поставили памятник жертвам Гражданской войны

В алтайском селе поставили памятник жертвам Гражданской войны

18
0

В алтайском селе поставили памятник жертвам Гражданской войны

17 августа 1919 года карательный отряд Чехословацкого корпуса убил в селе Кошелево двенадцать человек. Спустя сто лет потомки и земляки погибших поставили им памятный знак.

В алтайском селе поставили памятник жертвам Гражданской войны

Есть несколько версий причин трагедии столетней давности. По одной из них белочехи из 10-й роты 5-го Пражского стрелкового полка отомстили партизанам за уничтожение мостов между Усть-Тальменкой и Черепаново. Из-за этого бронепоезд "Прага" оказался заблокированным. По другой, взятой из полковой хроники, это была ответная реакция на обстрел повстанцами конного разъезда, направлявшегося в Кошелево. Белочехи тогда потеряли трех лошадей (по другим сведениям, погибли солдаты). Ответные меры были несоразмерно жестокими — мужчин, подозреваемых в повстанческой деятельности, рубили саблями, кололи штыками, расстреливали.

Житель Алма-Аты Геннадий Лупарев с детства помнит семейную легенду о гибели своего деда Ивана Михайловича Лупарева. Вот что он рассказывает:

— Сначала деда на глазах жены и малолетних детей избивали во дворе. Потом повели за ворота. Здесь били уже не только прикладами, в ход пошли штыки и сабли. Особенно, рассказывали соседи, изощрялся один из белочехов. Он не пытался сразу насмерть зарубить жертву, а сек кончиком сабли. Остановились палачи только, когда дед застыл в луже крови. Вернувшись во двор, каратели занялись мародерством — шарили в избе, гонялись за курами. И вдруг во двор вползает дед, перемазанный кровью и грязью. Каратели опешили: как он еще жив с такими ранами? Бабка Пелагея, на руках у которой орал грудной младенец — мой будущий отец, кинулась к мужу, но солдаты ее остановили. Она лишь успела кинуть ему полотенце. Приподнявшись, дед перевязал огромную рану на животе. Пытался что-то сказать, но не смог. С трудом принялся запрягать лошадь в телегу. Как бабка поняла, чтобы ехать на другой край села "к фершалу". Потом дед упал в телегу и тронул лошадь. Двое белочехов верхом двинулись за ним. Вскоре они привели лошадь с телегой, в которой лежал умерший от ран Иван Михайлович

Другой Лупарев — Семен, заслышав выстрелы, успел спрятаться в густых зарослях крапивы, куда чехи не полезли, а только постреляли наугад. Поздним вечером вернулся домой — весь в ожогах и волдырях, зато живой. Семен Селиверстович воспитал всех детей своего погибшего родственника. По воспоминаниям селян, чехи сразу расстреляли восьмерых человек у дома Шелеповых, который сохранился в Кошелево до сих пор. Двенадцатилетняя Варя Ударцева, опрометчиво выглянувшая в окно, погибла от шальной пули.

По воспоминаниям свидетелей трагедии, белочехов привел в Кошелево священник, возможно, даже указал на конкретные дворы. Это был либо служитель местного храма, либо священник из соседнего села Лушниково. Алтайский краевед Евгений Платунов отмечает, что карательные акции чехословаков в алтайских селах Кошелево и Чистюнька были связаны с решением союзного командования, принятом в Омске. Генеральный консул США при Верховном правителе России адмирале Колчаке Эрнест Гаррис, генералы Уильям Грейвс и Морис Жанен заверили командование белых, что окажут им всемерную помощь. В специальном решении было записано, что иностранные войска, охраняющие железные дороги, "не должны ограничивать свою деятельность защитой их от нападений большевиков", а под охраной железной дороги следует понимать "экспедиции внутрь страны для преследования и рассеивания центров сосредоточения элементов беспорядка".

Интересно, что в Чехии и Словакии считают, что их предки воевали в Сибири "по правилам".

— Легионерам случалось убивать пленных, но практически всегда это была ответная реакция на жестокие казни бойцов корпуса, совершенные противником. Документальных свидетельств военных преступлений легионеров в отношении мирного населения мне не доводилось видеть вообще, хотя я изучил очень большое количество документов, — утверждает чешский военный историк Эдуард Стеглик.

Пусть пан Стеглик приедет в Кошелево и поговорит с потомками казненных. Есть такая старая песня "Отец мой был природный пахарь…", а в ней строчка "На нас напало злое племя…". В 1919 году в Сибири стали петь иначе: "На нас напали злые чехи…".

Конечно, осуждать кого-то сто лет спустя легко. В драматичной хронике 40-тысячного Чехословацкого корпуса, угодившего из огня Первой мировой в полымя Гражданской войны в России и вынужденного возвращаться на родину окольным путем, через Транссиб, хватает и темных, и светлых сторон. Но трагедию села Кошелево из истории не вычеркнуть.

Идея увековечить память о погибших кошелевцах принадлежит доктору юридических наук Геннадию Лупареву. Два года назад Геннадий Павлович познакомился со своим дальним родственником — новосибирцем Юрием Печиным. Юрий Васильевич давно ведет исследовательскую работу, связанную с историей рода Лупаревых. Селяне с энтузиазмом поддержали предложение Лупарева и Печина.

— Я очень всем благодарен, — признается Геннадий Лупарев. — Значение памятника не зависит от его размеров или стилевой помпезности. Главное — идея. Наш памятник — это народный ответ тем, кто пытается извратить историю, представить карателей и мародеров благородными рыцарями — честные солдаты не убивают безоружных пленников. Сегодня в двадцати двух городах и населенных пунктах России, расположенных по пути следования эшелонов чехословацкого корпуса от Урала до Дальнего Востока, стоят памятные знаки погибшим легионерам. А наш памятник — тем, кто погиб от рук карателей, — единственный в стране.

Деньги собирали всем миром. На пожертвования двадцати двух человек купили в Новосибирске плиту для постамента и гранитный валун, пригласили мастера-камнереза. Памятный камень решили поставить рядом с обелиском погибшим в Великую Отечественную войну. Кошелевцы навели порядок на окрестной территории, покрасили заборчик вокруг памятника, залили фундамент. Старожилы говорят, что раньше здесь стояла церковь. Следов от нее уже не осталось.

На открытие памятного знака пришло полсела, приехали сотрудники Тальменского районного ДК. Пели песни под гармошку, всех угощали домашней стряпней и компотом, показывали работы кошелевских мастеров и рукодельниц. На столике для регистрации гостей стоял прозрачный ящик для пожертвований на обновление оградки у памятников. В здании, где теперь под одной крышей находится ФАП и дом культуры, организовали музейную экспозицию, посвященную Гражданской войне. Здесь было и генеалогическое древо рода Лупаревых (394 человека) и история строительства памятника.

После официальной части церемонии три десятка взрослых и одиннадцать детей из рода Лупаревых пошли к окраине села, основанного в 1734 году. Там, на берегу речки Теплая, растут две березы, которым больше ста лет. Под их общей мощной кроной накрыли поминальный стол.

— Что дальше? Я буду продолжать изыскания по родословной, а Геннадий Павлович надеется написать и издать книгу об истории рода Лупаревых. Лет через пять мы снова соберемся здесь, уже большим составом, — пообещал "РГ" кандидат психологических наук из Новосибирского аграрного университета Юрий Печин.

P. S.

На фронтах Великой Отечественной погиб 31 житель села Кошелево. Среди них — Максим Бледных. Это сын убитого белочехами Климентия Власовича Бледных. В 1919-м Максиму было два года. По данным краеведа Платунова, старший сержант Бледных умер от ран в госпитале 31 марта 1945 года.

Спасибо!

Автор благодарит за помощь в подготовке материала председателя Алтайского отделения Российского военно-исторического общества Анатолия Муравлева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here